Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by  Версия сайта для слабовидящих

Общество

Иваново – Катынь – Смоленск

Количество просмотров:

Идея посетить Смоленщину пришла в голову коллеге Алексею Устымчуку.
В Смоленске он бывал в то время, когда там учился его старший брат, то есть тридцать лет назад. Сейчас хотелось посмотреть на город глазами не подростка,
а взрослого человека. Я не был в этом городе ни разу. Поэтому идея была принята сходу. В дорогу мы отправились той же компанией, что и во Львов осенью прошлого года: Алексей с сыновьями Андреем и Никитой, я, и Иван Засимович, руководитель ансамбля «Полешуки». Кроме Смоленска, нас интересовала Катынь – мемориал, посвященный жертвам политических репрессий сталинской поры.

И Смоленск, и Катынь не являются приоритетными туристическими объектами для белорусов. Соотечественники предпочитают летом ездить в южные страны с теплыми морями, либо посещать Прагу, Краков, другие города Европы в некурортное время года. Но мы не гнались за модными тенденциями, желая посмотреть именно то, что интересно нам как людям, увлекающимся историей и немного ее знающим.
Итак, обо всем по порядку.
Дорога

Ночная дорога имела свою прелесть. Минимум транспорта, сухая трасса (ни одного дождя на протяжении всего пути), относительно ранний весенний рассвет. В пути в одну сторону мы находились порядка семи часов. На территорию России попали где-то около восьми утра.
Границы как таковой, на манер белорусско-украинской, нет, если не считать проверку паспортов на российской стороне. Но граница между странами ощущается ментально. Мы не искали специально каких-то минусов, но были вещи, на которые глаза не закроешь.  Например, заброшенные кладбища где-нибудь на возвышенности, разрушенные хибары вдоль трассы и тому подобное. За всю дорогу до Смоленска мы увидели только одно распаханное поле.
Так же вполне могло бы быть и у нас, если бы не все наши мероприятия по благоустройству, наведению порядка, по вниманию к малой родине, по проведению различных «дожинок» и подобных им мероприятий. Если бы не ежедневная работа местных органов власти, от сельского Совета начиная.  
Не нам давать советы братьям-соседям, но все-таки одна из первых мыслей при виде всей этой красы была та, что страна несет некоторые имиджевые потери. Ведь трасса-то федеральная, именно она связывает западную границу с Москвой и у многих гостей России первое впечатление  о стране сложится именно по тому, что они увидят на Смоленщине.
Правда, личные огородцы и теплицы все равно местами оживляют пейзаж. Приятно видеть то, что делает нас похожими.
Катынь

«Под Смоленском лежат тысячи расстрелянных польских офицеров». Эту фразу я запомнил, когда мне было лет десять, во время очередных каникул, которые проводил в деревне у родителей своей матери. Тогда, я правда, не поверил услышанному: детский ум не мог принять такую правду о родной, любимой и лучшей в мире Советской власти. Но память эту реплику все равно сохранила. Поэтому потом, в перестроечные годы, кода я старшеклассником прочитал о той трагедии в «Комсомольской правде», информация лично для меня уже не была новой.
По дороге мы увидели указатель на станцию Гнездово. Именно сюда товарными вагонами доставляли пленных. Лагеря для них как такового не было, в нескольких километрах от станции обреченных ждали выкопанные ямы…
В Катыни  наша группа побывала 13 апреля. Эта дата тоже сохраняется в моей памяти. Один из эпизодов фильма Анджея Вайды «Катынь» происходит 13 апреля 1943 года в Кракове. В этот день по радио и в газетах сообщили о массовом расстреле польских офицеров в урочище недалеко от Смоленска. Открытие захоронений оперативно было использовано немецкой пропагандой, с приглашением в Катынь представителей международного Красного Креста. Советская сторона поначалу не знала, как реагировать на выдвинутые обвинения, затем пыталась отказаться от предъявляемых претензий, говоря о немецкой провокации, а чаще – вообще замалчивала факт данного преступления.
Лишь в конце 1980-х – начале 1990-х завеса молчания была снята. В результате польско-российского сотрудничества на месте гибели польских офицеров, взятых в плен осенью 1939 года, появился мемориал в память одной из множества трагических страниц истории взаимоотношений двух народов.  
Поселок Катынь находится в 25 километрах от Смоленска. Рядом с ним – мрачный еловый лес, где и происходили расстрелы. Сейчас расстрельные ямы огорожены и накрыты огромными крестами. На стенах мемориала – известные на сегодняшний день имена тех, кто покоится в братских могилах. В своей массе они  не являлись кадровыми военными: война заставила стать офицерами учителей, врачей, юристов. Многие из расстрелянных – наши земляки, уроженцы «кресов». Среди указанных на таблицах мест рождения погибших не единожды встречаются Брест, Барановичи, Вильно. Есть и Янов, но наш ли это Янов, утверждать наверняка не будем, ведь во Второй Речи Посполитой их было несколько.  
При входе в мемориал расположен стенд, вкратце рассказывающий о российско-польских отношениях в ХХ веке. Тексты составлены так, что у российского посетителя мемориала комплекс вины за трагедию 1940 года вряд ли появится. Здесь есть и информация о гибели красноармейцев в польском плену после советско-польской войны 1919 – 1921 годов, и о сносе советских памятников и мемориалов в современной Польше. Государственные деятели прошлого и современности представлены портретами министра иностранных дел России Лаврова, генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, «начальника государства» Юзефа Пилсудского. Правда, имена двух последних деятелей на стендах не указаны. Наверно, предполагается, что и так все знают в лицо Брежнева и Пилсудского.
В состав мемориала входят два музея, рассказывающие как о жертвах катынского леса (он был, кстати, местом расстрелов и советских граждан), так и об истории польско-российских отношений на протяжении нескольких столетий.  В одном из залов смотрительница сообщила нам, что сама она родом из Беларуси. Причем не просто из Беларуси, а из соседнего Пинского района, из Логишина. Затем семья ее переехала в Лунинец, а потом и совсем покинула родные места. Отец женщины служил по партийно-хозяйственной линии, поэтому место работы и пребывания вышестоящие органы зачастую выбирали без него.
Елена, как звали нашу новую знакомую, порекомендовала нам ряд мест для посещения в Смоленске. В общем-то, она подтвердила верность интернет-информации, на которую мы опирались при подготовке поездки.  

Продолжение материала читайте в печатной версии «ЯК» №29 от 19 апреля 2019 г.