Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by  Версия сайта для слабовидящих

Общество

1995–1996. “Трудностей еще много, но перелом уже наметился”

Количество просмотров:

Станислав Станиславович Шушкевич в бытность свою руководителем Верховного Совета РБ не показал себя орлом по части управления страной. Довольно часто в свое оправдание он говорил: “У мяне няма паўнамоцтваў”. Оппозиция в Верховном Совете, выходцем из которой и был Шушкевич, вообще скептически относилась к идее президентской республики, настаивая на варианте республики парламентской. То есть предполагалось, что руководить страной будет коллективный орган, а не один человек.

Идея эта, мягко говоря, народу не особо нравилась, поскольку в ней справедливо видели попытку сохранения той анархии, которая характеризовала все стороны жизни белорусского общества первых лет независимости.
В. П. Куницкий вспоминал, как во время посещения Столинского района крестьяне спросили у Станислава Шушкевича, появится ли горючее в хозяйствах после его недавнего визита в Москву. В ответ Шушкевич ответил: “Это вопрос не ко мне. Это вопрос к правительству”. По факту он был прав, но ментально сделал ошибку. Ведь традиционно народное сознание возлагало всю ответственность на первое лицо государства, не понимая и не принимая подобное разделение полномочий, которое больше смахивало на попытку уйти от ответственности. Та столинская встреча не задалась именно по этой причине, поскольку ее участники, услышав ответ на свой вопрос, резонно задались другим: “Зачем ты тогда вообще ездил в Москву?”
Поэтому первое, что необходимо было делать новому Главе государства — это не повторить путь Станислава Шушкевича, который в массовом сознании сохранился как руководитель безвольный и непопулярный.
Укрепить авторитет президентской власти помогли два общенациональных референдума — 1995 и 1996 годов. Помимо усиления президентской власти, посредством референдумов были решены еще несколько принципиальных вопросов — о государственных языках и гербе и флаге страны. Последние вопросы, на первый взгляд, не имели отношения к укреплению президентской власти, но в реальности они помогли унизить политических оппонентов, что тоже способствовало усилению как самого института президентства, так и лично Александра Лукашенко.
Уже в первые месяцы президентского правления страна стала чувствовать руку хозяина. Так, в 1994 году появляется знаменитая “президентская комиссия”, как говорили в народе, — Служба контроля Президента, впоследствии Комитет государственного контроля Республики Беларусь. Начала выстраиваться “вертикаль власти” — от правительства до райисполкомов, призванная повысить результативность управленческой деятельности.
Благодаря перечисленным выше мерам кризис государственного управления в стране был преодолен. О значении этой кардинальной перестройки системы власти В. Н. Каштальян в одном из своих интервью говорил так: “Мы получили определенность во власти. Выстроилась система власти, абсолютно понятная и ясная. Все знают, что делать, как делать, куда двигаться и даже, что тоже важно, на кого и куда жаловаться”.
Первым представителем “президентской вертикали” на Ивановщине стал В. П. Куницкий. К исполнению обязанностей председателя Ивановского райисполкома он приступил 6 января 1995 года. Представлял нового главу района председатель Брестского облисполкома Владимир Заломай.
На рассматриваемое время пришлись несколько важных политических кампаний, которым во многом было суждено определить вектор развития обновленной страны — уже президентской республики.
Кампании эти не были простыми. И главную опасность в это время можно было ожидать по причине того, что экономическая ситуация по-прежнему оставалась непростой. Так, например, удой на корову в 1994 году в среднем по району составил 3265 кг, в некоторых хозяйствах — две тысячи кг с небольшим. В 1995 году в районе была одна доярка-четырехтысячница. Поэтому руководству района в то время часто приходилось бывать на предприятиях, в организациях, убеждать людей в необходимости поддержать курс, избранный летом 1994 года. В большинстве люди понимали, что развал в экономике за один день преодолеть нельзя. Поэтому во всех политических кампаниях 1995–1996 годов Ивановщина, как и в целом страна, поддержала курс Президента страны.
“Отвести народ от пропасти” — эти слова стали лозунгом Александра Лукашенко в избирательной кампании 1994 года. На деле это значило принятие первоочередных мер в экономике. Для Ивановщины как района сельскохозяйственного эти слова обозначали меры по спасению аграрного сектора. На плаву в это время оставались буквально несколько хозяйств. По сравнению с 1990‑м в 1995 году валовый сбор зерновых культур уменьшился почти в два раза, картофеля — почти в пять раз. Значительно снизилось поголовье крупного рогатого скота. Ситуация с выращиванием скота на мясо усложнялась инфляционными процессами. Если за молоко расчет шел, как правило, ежемесячно, то с мясом такая схема не проходила.
Особенностью того времени был так называемый “ручной режим” управления, когда решения принимались зачастую спонтанно и неординарно. Характерной чертой этого режима были ежемесячные совещания у председателя райисполкома, на которые приглашались руководители промышленных предприятий, сельхозпредприятий, учреждений торговли, образования, культуры. Кстати, именно в 1995 году отделы образования и культуры возглавили соответственно Павел Баранчик и Владимир Шелягович, которые определили лицо подконтрольных им сфер на многие годы.
Был воссоздан клуб доярок-четырехтысячниц. Поскольку собственно четырехтысячниц было не так уж много, было введено понятие кандидата в клуб, которое распространялось на доярок, показатель которых превышал надой три с половиной тысячи кг от коровы. Чтобы поднять авторитет работы сельского труженика, район стал проводить в хозяйствах ежегодные соревнования пахарей. Призами для лучших становились новые плуги.
“Не знаю, было ли что-то подобное в других районах, но первый опыт проведения подобных мероприятий был именно у нас”, — вспоминает Василий Куницкий.
Одним из приоритетных направлений этого времени стала работа с кадрами. Руководство района справедливо полагало, что оздоровление всех сторон жизнедеятельности района возможно при условии проведения грамотной кадровой политики. В результате была разработана районная целевая программа “Кадры”, благодаря которой можно было делать опору на людей компетентных, грамотных профессионалов с высоким уровнем ответственности. Многие из людей, пришедшие в 90‑е годы к управлению в различных сферах социально-экономической жизни района, оставили значительный след в истории как своих организаций и предприятий, так и района в целом. Некоторые из них до сих пор возглавляют различные структуры и организации.

В это время продолжается возрождение национальной самобытности, традиций, памяти. Правда, идти оно стало на принципиально новой основе, без принуждения к какому-нибудь волюнтаристски избранному стандарту. Принципиально положительной была признана значительная часть советского наследия, но также уважительным оставалось отношение и к досоветскому прошлому народа.
В 1995 году в Мотоле открывается музей фольклора, этнографии и народного творчества. В церемонии торжественного открытия музея кроме руководителя района Василия Куницкого, его заместителя Николая Коршака, начальника отдела культуры Владимира Шеляговича, председателя колхоза Вячеслава Каштальяна принял участие председатель Брестского облисполкома Владимир Заломай. Это открытие — тоже по-своему символично. Ведь оно должно было состояться еще… в 1985 году. Однако в годы политических перемен и экономических катаклизмов было не до музеев. Сейчас открытие музея в Мотоле приобретало знаковый смысл: оно обозначало начало возрождения не только района, не только полесского региона, но и страны в целом.
Признаком новых подходов к системе идеологических координат стало появление новых дат в праздничном календаре. В 1996 году можно выделить три из них. Первая — появление согласно Указа Президента в праздничном календаре Дня матери. Вторая — перенос празднования Дня независимости с 27 июля на 3 июля — день освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Третья — появление праздника тружеников села “Дожинки”. Таким образом обозначились приоритеты в идеологической сфере: семейные ценности, память о Великой Отечественной войне и уважение к белорусской деревне как хранительнице традиционной культуры и самобытности.

25 Let   Baranchik
25 Let   Kashtaljan
25 Let   Muzej Motol
25 Let   Narkevich
25 Let   Sheljagovich
25 Let   Shushman


Продолжаются изменения в экономической сфере. Именно в это время появляются первые коммерческие магазины. Одним из пионеров нового дела в городе стала Светлана Шушман. Эпоху, о которой идет речь, Светлана восприняла, по ее словам, как второе издание нэпа — новой экономической политики, которая возродила в двадцатые годы прошлого столетия нормальную жизнь после разрухи гражданской войны.
Именно в это время начиналась ее “маленькая империя”, как называет свое дело Светлана. Хотя с того момента прошло уже более двух десятилетий, ее память цепко держит наиболее яркие эпизоды эпохи, начиная с момента выбора места для будущего магазина: “Муж сказал: я вижу магазин только в этом месте и никаком другом”.
Благодаря таким “гаврошам капитализма” как Светлана Шушман, как Сергей Федорук, исчезал дефицит — тень и уродливое детище плановой экономики. Это время, когда продавец спускается с вершины социальной лестницы, перестает быть царем и богом, решающим, что будут есть, во что будут одеваться остальные граждане, какая мебель будет стоять в их квартирах и домах.
Справедливости ради надо отметить, что далеко не все и сразу удавалось сделать в это время. Так, еще процветает организованная преступность, в том числе и бандитизм на дорогах, причем не только на родных белорусских. Соотечественники грабили своих же земляков даже в соседней Польше. Об одном из таких случаев красочно рассказал на страницах районки ее журналист, в будущем редактор, Анатолий Крейдич. Он в компании еще нескольких земляков попал в ситуацию, когда необходимо было заплатить за проезд по дороге, и это был совсем не дорожный сбор в пользу государства: “плаціць не хацелася, і вадзіцель выкручваўся як мог. Пасля, разбуджаныя незнаёмымі галасамі, павыходзілі з аўтамабіля мы. Госці папрасілі прабачэння, што не далі нам паспаць, і паўтарылі патрабаванне. Цяпер мы выкручваліся ўсе разам… Праўда, нядоўга, бо неўзабаве адзін з іх — белабрысы, з вялікім “ліхтаром” пад левым вокам і вельмі агрэсіўны — выхапіў пісталет. Пасля такога павароту выкручвацца нам адразу ж расхацелася і пальцы ліхаманкава забегалі па кішэнях…”
Сложной остается ситуация в строительной сфере, радикальные изменения проходят в структуре райпотребсоюза, с большими трудностями сталкивается кредитно-финансовая сфера. Еще только предстоит восстановление экономики, результатом которого станет рост благосостояния. Но в целом страна увидела перспективу в переходе от советской модели экономики к рыночной, начала верить в собственные силы. Уходила раздраженность и апатия, вызванные крушением иллюзий периода перестройки и первых лет независимости. Снова появлялась надежда на положительный итог перемен.
“Трудностей еще много, но перелом уже наметился”. Такое название в газете получил доклад заместителя председателя райисполкома Юрия Наркевича на сессии районного Совета по итогам работы в 1995 году.

Игорь Гетман.