Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by

Культура

«Если не будете как дети...»

Количество просмотров:

С чем у многих из нас ассоциируется Рождество? С детством, чудом и сказкой. А разве можно представить сокровищницу литературной сказки без наследия Ганса-Христиана Андерсена?

На его творчестве росли и растут дети во всем мире. Не знаю, существуют ли языки, на которые не переведены сказки великого датчанина. Еще при жизни он стал знаменитым, в числе его друзей был датский король Кристиан ХІ и его дети, воспитанные на сказках Ганса-Христиана. С одной из дочерей короля, Дагмарой, он тепло попрощался перед ее отъездом из Дании. Дагмара уезжала в Россию, чтобы стать супругой императора Александра ІІІ, известной в российской истории под именем Марии Федоровны. Король Кристиан шел за гробом Андерсена — далеко не каждый подданный заслуживает такой чести от государей.
Казалось бы, целые поколения знают и любят его наследие. Но при этом мало кто знает, что его творчество в ряде случаев подвергалось серьезной цензуре и сказки его в русских и белорусских переводах значительно искажают авторский смысл.
Почему так произошло? Авторы не чувствовали андерсеновский дух, не знали тонкостей перевода? Этого не скажешь, во всяком случае, о дореволюционном переводе Петра и Анны Ганзенов — по мнению ряда специалистов, лучшим из русских перевоплощений датского литератора (в семье Ганзенов муж был датчанином, жена — русской). Но именно тексты упомянутой семейной четы не были, мягко говоря, актуальными в советскую эпоху. И мы читали эти сказки, даже не подозревая, что они искалечены.
Так чем же смущал Андерсен? Что мы не знали о нем, где цензура прошлась по текстам? Великий датчанин был глубоко верующим человеком, и его сказки просто пропитаны христианским мировоззрением и библейскими образами. Именно откровенно христианские мотивы и постарались убрать из советских изданий Андерсена.

Andersen 1


Приведем примеры одной из самых известных сказок— той, которая чаще других сопровождает новогодние и рождественские праздники — со «Снежной королевы». Сюжет сказки известен, по ее мотивам в Советском Союзе были созданы пьесы, художественный и мультипликационный фильмы.
Сравним минское белорусскоязычное издание 1998 года с переводом Ганзенов, наиболее близким к оригиналу (кстати, не знаю, но подозреваю, что белорусский переводчик взял за основу именно ганзеновский вариант). Помните начало сказки? Там речь идет о зеркале, созданном троллем, в котором все доброе кажется злым. Ученики тролля обегали с зеркалом все страны мира. А затем, согласно белорусскому переводу, «захацелася ім дабрацца і да неба». В белорусском варианте поставлена точка. В рассматриваемом русском мысль продолжена: “Захотелось им добраться и до неба, чтобы посмеяться над ангелами и самим Творцом”.
Читаем дальше. “Ружы тым летам цвілі пышна, як ніколі. Дзеці спявалі, узяўшыся за рукі, цалавалі ружы і радаваліся сонцу”. Рассматриваемый перевод Ганзенов более конкретно сообщает, что же поют дети: “Розы цвели все лето восхитительно. Девочка выучила псалом, в котором тоже говорилось о розах; девочка пела его мальчику, думая при этом о своих розах, и он подпевал ей:
Уж розы в долинах цветут,
Младенец-Христос с нами тут!
Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели на ясное солнышко и разговаривали с ним: им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос».
Далее сравнение продолжим при помощи эпизода с похищением Кая Снежной королевой: «Кай гучна закрычаў — ніхто не пачуў яго. Снег валіў, санкі імчаліся, ныраючы ў гурбы, пераскокваючы цераз агароджы і канавы. Кай увесь дрыжаў». Вариант Ганзенов: «Кай громко закричал — никто не услышал его! Снег валил, санки мчались, ныряя в сугробах, прыгая через изгороди и канавы. Кай весь дрожал, хотел прочесть «Отче наш», но в уме у него вертелась одна таблица умножения».
Идем дальше. Герда приближается к владениям снежной королевы и встречается с ее передовыми дозорными войсками: «Адны нагадвалі сабой вялікіх пачварных вожыкаў, другія — стогаловых змеяў, трэція — тоўстых мядз-
ведзянят з узлахмачанай поўсцю. Але ўсе яны аднолькава зіхацелі белізной. Усе былі жывымі снежнымі камякамі. Аднак Герда смела ішла наперад і наперад і нарэшце дабралася да палаца Снежнай каралевы».
Вот такая смелая девочка, которая как бы говорит нам, что именно человек всем и управляет в этой жизни. Правда, у автора сюжет звучит по-иному: «Одни напоминали собой больших безобразных ежей, другие — стоголовых змей, третьи — толстых медвежат с взъерошенною шерстью. Но все они одинаково сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями. Герда принялась читать «Отче наш»; было так холодно, что дыхание девочки сейчас же превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался, но вот из него начали выделяться маленькие светлые ангелочки, которые, ступив на землю, вырастали в больших грозных ангелов со шлемами на головах и копьями и щитами в руках. Число их все прибывало, и, когда Герда окончила молитву, вокруг нее образовался уже целый легион. Ангелы приняли снежных страшилищ на копья, и те рассыпались на тысячу кусков. Герда могла теперь смело идти вперед: ангелы гладили ее руки и ноги, и ей не было уже так холодно. Наконец девочка добралась до чертогов Снежной королевы».
Наконец девочка нашла Кая. В книге минского издательства говорится о том, что слезы Герды растопили осколок. Об этом же говорит и старый русский перевод Ганзенов. Но в нем есть еще одна деталь: девочка поет знакомый обоим детям псалом:
Уж розы в долинах цветут,
Младенец Христос с нами тут.
Таким образом, мы можем прекрасно проследить, как из сказки аккуратно, незаметно убиралась христианская символика.

Что-то подобное было проделано и с «Русалочкой». Я помню, как много лет назад одна приятельница смеялась над сюжетом сказки: «На такие жертвы идти ради примитивной цели — добиться внимания мужчины». Мне показалась остроумной такая характеристика сказки. Если бы мы тогда знали настоящий сюжет «Русалочки», то шутка не имела бы смысла. Ведь, согласно автору, Русалочка захотела стать человеком еще до того, как полюбила Принца — она хотела вместе с человеческой плотью обрести бессмертную душу… В результате сюжет, несмотря на трагизм повествования, был, по сути, опошлен…
Борьба с датским сказочником имела разные формы. Иногда просто купировали тексты. Иногда сдерживали распространенность его сказок посредством административного ресурса, как это случилось в 30‑е годы, когда наследие Андерсена вычеркивала из школьных программ Надежда Константиновна Крупская. Иногда переделывали андерсеновские сюжеты до неузнаваемости, как это сделал Евгений Шварц с той же «Снежной королевой», другими сказками, где религиозно-этическая глубина подменялась социальными конфликтами вплоть до революции.
Подобное отношение к Андерсену практиковалось десятилетиями.
Но истребить христианский дух произведений датского гения все равно оказалось невозможно — он везде в его сказках. Сегодня мы, наши дети, имеем возможность читать настоящего Андерсена. Тихо, без ненужной сенсации произошло его возвращение к детям и взрослым. Сегодня все больше издателей возвращаются к тем первым переводам Анны и Петра Ганзенов, где Андерсен звучит полно и гармонично. Почему гармонично? Ответим словами иллюстратора книг Андерсена, Бориса Диодорова, который как-то сказал: «Я давно заметил, что неверующий человек не может адекватно переводить то, что написал или сказал человек верующий. Переводить и иллюстрировать Андерсена можно только веруя в жизнь вечную».

Читая рецензии на книги о Гарри Поттере, приходилось сталкиваться с мыслью, что именно сказки Джоан Роулинг (где ребенок, позже подросток Гарри Поттер ставится в абсолютно недетские ситуации) стерли грань между детским и взрослым чтением. Безусловно, Роулинг тоже великая сказочница, но все-таки, наверно, более близкой к истине будет мысль о том, что первым упомянутую грань стер именно Ганс-
Христиан Андерсен.
Кай и Герда, вернувшись домой, замечают, что стали взрослыми. В цитированном белорусском переводе говорится о том, что дети сели на свои детские стульчики, взявшись за руки: «так ся-
дзелі яны побач, абое ўжо дарослыя, але дзеці сэрцам і душою». В некоторых русскоязычных текстах упоминается бабушка, которую дети увидели за чтением книги. Но что это за книга — не говорится. Между тем у Андерсена это не просто книга: “Бабушка сидела на солнышке и громко читала Евангелие: «Если не будете, как дети, не войдете в царствие небесное!»
Кай и Герда взглянули друг на друга и тут только поняли смысл старого  псалма:
Уж розы в долинах
цветут,
Младенец Христос
с нами тут…
Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою…».

Олег Кунец.