Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 52 91 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by  Версия сайта для слабовидящих

Количество просмотров:

Вряд ли найдется семья, которую не затронули бы роковые 40-е... Свои Брестская крепость, Хатынь, Малахов курган есть, наверное, в каждом, даже самом маленьком, селе некогда единой страны. И особенно в той ее части, которая находилась под гитлеровской оккупацией.
Деревня Застружье в нашем районе тоже имеет свой мемориал. На гранитных плитах памятника выгравировано 97 фамилий. Тех, кто навсегда остался здесь в первых числах ноября 1942-го, не дожив до освобождения.
Свадьба  жениха Григория и невесты Ксении, состоявшаяся 3 ноября 1942 года, стала роковой и кровавой для всех жителей села.
Осень 1942 года пришла на Полесье рано. Хмурая, тревожная – вторая осень войны. В грустной тишине долгих вечеров не слышно было ни голоса девичьей песни, ни звука гармошки. Только возле самой околицы выли волки.
И вот новость: в Застружье свадьба. Войт отдает младшую дочь замуж. Свою свадьбу Ксения и Григорий ждали давно. И только когда у них родился малыш Иван, зажиточные родители Ксении наконец-то разрешили им повенчаться. Отец невесты Максим Иванович Парипа, не глядя на смутные времена, устроил молодым праздник. Свадьба была тихая и небогатая, но многолюдная. Всем хотелось погреться около маленького огонька человеческого счастья в суровую осень военного лихолетья.
Свадьба была в доме Парипы, а в доме Степана Васильковича, который стоял напротив, были танцы.
Только выпили за здоровье молодых, как в дом вошли три немецких солдата из гарнизона, что разместился в деревне Достоево. Их гостеприимно пригласили за стол. Хорошо подвыпив, двое из них пошли в дом соседа на танцы. Оставив свои винтовки, стали танцевать в кругу молодежи.
Вдруг вдребезги разлетелось стекло окна. И только когда солдаты свалились на пол, все поняли, что это были выстрелы. Оказалось, через Застружье на Дружиловичи и Ополь продвигались партизаны. Узнав от тех, кто возвращался домой со свадьбы, что там гуляют и немцы, решили их убить. Один немец был убит, а другой – тяжело ранен.
По тревоге в Застружье приехали немецкие гарнизоны из Достоева и Новошиц. По законам военного времени за одного погибшего немца должно быть расстреляно 100 мирных жителей.
Напряженно ждала деревня утра. Вскоре тишину нарушил рокот автомобилей. До трех часов ночи деревня была окружена. Утром был готов список тех, кто должен  быть расстрелян. Всех, кто подлежал расстрелу, согнали вместе и повели к месту казни. Остановились возле креста, который стоял на перекрестке дорог Достоево-Застружье-Боровая на огороде Григория Федоровича Бондарука. Жертвам приказали раздеться, поставили на колени и заставили молиться. Потом стали вызывать по списку целыми семьями. Подводили людей ко рву, клали вниз лицом и расстреливали. Первыми расстреляли невесту, жениха и их маленького 3 – месячного сынишку. Затем – остальных. Крик, мольба, просьбы доносились из уст жертв, но немцы были неумолимы.
Шестнадцатилетняя красавица Агафья Бондарук молила о милости, ведь она была ни в чем не повинна. Сердце одного из немецких солдат не выдержало. Он схватил ее на руки и вынес на дорогу. Но другой немец тут же выстрелил в девушку. Она упала. Поднялась на ноги и опять упала. Тяжело раненая, мучилась в конвульсиях. И тогда тот, который хотел ее спасти, попросил выстрелить в нее еще раз, чтобы не мучилась.
А вот мать жениха Ульяна Федоровна с двумя малолетними детьми Марией и Доминикой сумели все же скрыться. Когда вызывали Ксению, Григорий был еще в толпе людей. Ксения вышла с младенцем на руках, а потом повернулась и позвала Григория. Мать шепнула ему «Прости». И тихо, но уверенно, ведя за собой своих малолетних дочурок, направилась к своему дому.
О том, как ей посчастливилось остаться в живых в этом аду, Мария Карповна поведала своему сыну Ивану Ясютчику. Если бы им не удалось уйти, то не было бы уже и продолжения их рода.
От сильного нервного напряжения можно было сойти с ума. Что и стало с девушкой Нюрой, которая потеряла брата и отца. Нюра сообщила немцам, что не все виновные наказаны. На другой день гитлеровцы расправились еще с пятнадцатью жителями. Среди них был и Иван Полешук, бывший бухгалтер колхоза, у которого во время обыска нашли радиоприемник. Его вывели в собственный двор, положили на землю, обложили соломой и подожгли. Когда тело обгорело, на спину ему положили гребни для чески льна. Фашисты вонзали их в спину и тянули. А когда Иван терял сознание, его поливали холодной водой и повторяли все сначала, при этом били еще сильнее.
А Нюру, похоже, потерявшую рассудок, немцы повезли в Иваново. Там она вышла из машины и стала показывать на совсем незнакомых людей: мол, они тоже были на свадьбе. Гитлеровцы расстреляли и ее... Всего же за эти дни в деревне были убиты 97 человек, из них – 46 ни в чем не повинных детей. После той трагедии в Застружье опустели целые дома.
В литературно-краеведческом музее Достоевской средней школы периоду военного времени отведено много места.
За четыре года войны только в Достоево фашистскими оккупантами было сожжено 30 жилых домов и 71 сельхозстроение. А в Застружье – 15 домов и 30 сараев. Оно наиболее пострадало от фашистских оккупантов. Если до войны здесь проживали 455 жителей, то после освобождения – 103. Все эти сведения – воспоминания людей, которых уже нет в живых.
Есть в мире вещи, простые и понятные всем: теплый, уютный родной дом, труд, приносящий удовольствие и удовлетворение, благополучная семья, здоровые, умные дети, резвящиеся под чистым небом. Забери у каждого из нас все это, что останется? – «Раскiданае гняздо».
Много лет миновало со времени военных трагедий, но ту боль невозможно до конца выплакать и по сей день. Тема войны не должна забываться, потому что она принесла море крови. За своей спиной она оставляла осиротевших детей, покалеченные молодые судьбы.
Это боль сердец, боль каждого белорусского дома.
Мы говорим о том, что скорбный звон колоколов Хатыни превращается в пронзительный набат-предупреждение, язык которого не требует специального перевода. Но все ли в мире слышат его? И какие уроки выносят из прошлого?

Валентина ПУЦЫКОВИЧ,
хранитель фондов литературно-краеведческого музея

Ф.М. Достоевского.

Янов.BY

Мы с социальных сетях

Банковские реквизиты:

БИК: BAPBBY2X
Счет: BY10BAPB30154800200110000000
УНП: 200074558

Разработка и сопровождение сайта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.